ilkin: (Default)
Если кто-нибудь вдруг собирался смотреть "The Circle", мой совет - не тратьте время (и деньги - тем более). Лучше прочтите книгу, она того стоит. Ну, мне так кажется.
ilkin: (Страх и трепет)
Хе-хе

"Джин Дженнингс Бартик скончалась в 2011 году, а незадолго до смерти с гордостью рассказывала, что все программисты, участвовавшие в создании первого компьютера общего назначения, были женщинами: “Несмотря на то, что мы достигли совершеннолетия в то время, когда карьерные возможности женщин были, как правило, довольно ограниченными, мы приняли участие в становлении компьютерной эры”. Это произошло потому, что все-таки многие женщины тогда учились математике и их навыки были востребованы. Была также и забавная причина: парни, с детства помешанные на игрушечных машинках, считали, что именно сборка оборудования была самой важной задачей и, следовательно, мужской работой. “Американская наука и техника была еще более сексистской, чем сегодня, — говорила Дженнингс. — Если бы руководители ENIAC знали, насколько важным окажется программирование для функционирования ЭВМ и насколько сложным оно окажется, они, возможно, трижды подумали бы, прежде чем отдать такую важную роль женщинам”.


откуда )
ilkin: (зонтик)
"Мне холодно, мне больно, я страдаю. «Скорая» с воем врывается в ворота больницы; санитары распахивают дверцы; меня поднимают и кладут прямо на пол в коридоре. Медсестры на бегу то и дело спотыкаются об меня. Каталки, нагруженные ранеными, снуют туда-сюда в головокружительном танце. Я терпеливо жду, чтобы мной занялись. Не понимаю, почему никто не задерживается возле меня, это странно. Справа, слева кладут тела — еще и еще. Одни окружены родственниками; женщины плачут, стенают над ними. Другие неузнаваемы; их не удается идентифицировать. Передо мной опускается на колени какой-то старик — и больше никто. Призвав имя Господне, он опускает руку на мое лицо и закрывает мне веки. Мгновенно стираются все цвета и шумы мира. Меня охватывает бесконечный ужас. Почему он закрывает мне глаза?.. Я не могу их открыть и тогда-то понимаю: так вот как это бывает; кончено, меня больше нет…"

Ясмина Хадра. "Теракт"
ilkin: (стул)
Докладываю.
"Простой способ" для меня оказался слишком сложным. Допускаю, что он, может быть, единственный по-настоящему действенный, но для этого нужно много раз бросать, очень-очень хотеть наконец перестать курить, считать вкус сигарет отвратительным и видеть в каждой сигарете ужасный яд, а также полагать, что, как только из тебя выйдет никотин, ты станешь офигенно здоровым человеком и всякие ужасные болезни вроде рака легких тебе больше не будут грозить (что абсолютная неправда, учитывая хотя бы судьбу самого Аллена Карра). Если это не так, то никакого счастья по поводу ломки (ах, как здорово, ведь это из меня выходит никотин!) испытать невозможно. И получается "метод силы воли", который - адский ад и который, кстати, Карр осуждает как провальный.
Возможно, я вернусь к этой книжке позже. Пока - не сработало.
ilkin: (Психо-он)
Я, конечно, сильно сомневаюсь, что с помощью всем, наверное, известного "Простого способа" Аллена Карра брошу курить, но читать интересно. Автор следует мудрому правилу подбрасывать детишкам забавные примеры, и я на это дело ведусь. (Вообще я благодарный читатель и зритель. Даже при стопроцентной предсказуемости мне почти всегда интересно. Наоборот, раздражает нарочитое оригинальничанье... Но ладно, это уже "из другой оперы".)

"Угроза здоровью должна бы останавливать нас. Рациональный ум говорит: «Прекрати это делать. Ты дурак», — только на самом деле от этого становится тяжелее. Мы, к примеру, курим, когда нервничаем. Сообщите курящему, что от этого умирают, и он первым делом закурит сигарету. Возле Королевской клиники Мерсден, около первейшего английского онкологического учреждения, валяется больше окурков, чем возле любой больницы в стране".

Так. Пойду покурю. Автор настаивает на том, чтобы до конца книги даже не пробовали бросать, вот ни в коем случае, и даже чтобы не снижали количество сигарет. Сердечное ему за это спасибо :)
ilkin: (обнималки)
Коротенький рассказ Эльке Хайнденрайх "Собака Нуреева" так тронул мое сентиментальное сердце, что сборник автора помещен в ближайшие планы :)
ilkin: (Default)
А читаете ли вы параллельно, одновременно несколько книг? и если да, то обычно сколько друг другу не мешают? :)
ilkin: (OZ)
"Быть может, мы, мы все - сводники, шлюхи, рэкетиры, прихожане, дети - связаны друг с другом самой природой гнета, который мы испытываем, специфическими, особыми опасностями, которым мы подвергаемся; если так, то хотя бы в этих пределах мы иной раз достигали свободы, которая была равнозначна любви. Я помню церковные вечеринки и пикники, а позже, когда я покинул церковь, собрания квартиросъемщиков, где возмущение и печаль таились в темноте, не шелохнувшись, а мы ели и пили, и говорили, и смеялись, и танцевали, и совсем забывали про них. У нас была выпивка, еда, музыка и мы сами, и незачем было изображать из себя кого-то, кем мы не были. Это та свобода, что слышится в некоторых песнях Священного писания, а также в джазе. В любом джазе, а особенно в блюзах, есть что-то терпкое и насмешливое, властное и обоюдоострое. Белым американцам кажется, что песни о счастье - счастливые, а песни о печали - печальные, и именно так большинство белых американцев и поет их - и в том и в другом случае так громко, так беспомощно, так безнадежно глупо, что невольно возникает мысль о душевном холоде, исторгающем эти показные, бесчувственные, слабые голоса. Только побывавшие "за чертой", как поется в одной песне, понимают смысл этой музыки".
ilkin: (OZ)
"Когда бы я в своей жизни ни сталкивался с религией, я всегда видел борьбу, попытку одного человека или группы людей подчинить себе остальных во имя бога. Чем более оголтело рвешься к власти, тем громче распеваешь церковные гимны".
ilkin: (OZ)
"Увы, поездка в любую страну оказывается поездкой в Россию".

"С первой русской “перестройкой” — реформами Александра II — заканчивается многовековая изоляция. Заграничный паспорт, стоивший при Николае 500 рублей, за пять целковых не выправляет себе разве что ленивый. Население демократизируемой царем империи получает возможность самолично пощупать ценности “швейцарской” цивилизации. Впервые в истории за рубеж огромная масса русских отправляется не в виде армии, но в штатском. Русские за границей: когорта посвященных, узнающих друг друга с полувзгляда, перекати-Альпы с опричниной в прошлом и Башлагом в будущем, туристическая группа, одержимая спасением души".
ilkin: (OZ)
"Деньги - скучная материя только для тех, у кого они есть. Для бедняков это самая увлекательная тема на свете".
ilkin: (OZ)
"Когда мы прекратим хлопотать о собственном величии, мы, возможно, оценим величие других".
ilkin: (OZ)
Перечитала "Голубчика" Улицкой. То есть сначала думала, что читаю, а потом поняла, что перечитываю :)
Честно говоря, Улицкую я давно уже не читаю вовсе. Почему-то я и ее, и Рубину одним махом разлюбила. Но случайно вспомнила наши разговоры с приятельницей прошлым летом - и свое намерение этот рассказ прочитать. Приятельница страшно обижалась на всех геев мира, приводя на память цитату из этого самого "Голубчика", конкретно следующую фразу: "...мягонькие наросты, засунутые в тряпочные кульки, вызывают у него брезгливость и ассоциируются с большой белой свиньей, облепленной с нижней стороны сосущими поросятами, а само устройство женщин с этим волосяным гнездом и вертикальным разрезом в таком неудачном месте представлялось ужасно неэстетичным". Странное дело, но я этого не помнила совсем (обычно при напоминании в памяти начинает что-то всплывать), потому и решила, что рассказ не читала.
Ну, в общем, перечитала я его наконец. И - то ли у меня глаз нынче так видит, то ли вещь эта такая вежливо гомофобная... Очень хотелось бы узнать, что думают по этому поводу френды.
ilkin: (OZ)
"Объективный взгляд "со стороны" предполагает отчуждение. Человек, которого окружающие не принимают и травят, невольно смотрит на себя их глазами и спрашивает себя, почему он не такой, как все, и что ему со своей "инаковостью", которая то ли болезнь, то ли порок, делать. Для того, кто принимает себя и свою субъективность, эти вопросы уже не имеют значения: я такой, каков я есмь, для меня важны только способы самореализации, а если вы меня не принимаете, это не моя, а ваша проблема. Все люди по-своему "инаковые" (=особенные), и именно этим они друг другу интересны.
Поясню эту мысль аналогией. В тоталитарном Советском Союзе инакомыслящие (диссиденты) на фоне всеобщего идеологического единообразия выглядели белыми воронами, особой, странной породой людей. Но, если вдуматься, инакомыслие – не исключение, а норма, синоним мышления как такового. Слова "такомыслие" в языке нет, потому что жесткий конформизм исключает самостоятельность, без которой никакое мышление невозможно, а есть лишь более или менее автоматическое принятие готовых шаблонов речи и поведения.
Точно так же обстоит дело с инаколюбящими. Жесткая половая мораль, состоящая из сплошных запретов и предписаний, кого и как можно, а кого и как нельзя любить, была прокрустовым ложем, не оставлявшим место индивидуальности. Но любовь по определению индивидуальна, она всегда стремится выйти за рамки обыденности. Говоря словами Михаила Пришвина, "любовь – это неведомая страна, и мы все плывем туда каждый на своем корабле, и каждый из нас на своем корабле капитан и ведет корабль своим собственным путем". Социальные нормы – только плот или обманчивая соломинка, за которую мы хватаемся, чтобы не утонуть. В этом смысле все, кто любит, – инаколюбящие. "Таколюбящих" не бывает по определению".
ilkin: (OZ)
"Чем старше он становится, тем отчаянней охотится за всем, что движется хоть чуть-чуть грациозно".
ilkin: (OZ)
"Так же, наверное, в тридцатые годы по улицам этого города – тогда он был осажден – бежали мужчины, женщины и дети в поисках укрытия от того, что обрушивалось на них с неба и с холмов, окружавших город, – с Серро-де-лос-Анхелес и с Серро-де-Гарабитас. Бомбы и ядра падали на здание телефонной компании или, когда прицел был выбран неправильно, на прилегающую к ней площадь (которую за это в шутку – они еще и шутили! – прозвали «площадь с ямочками») и на огромное кафе «Негреско». Во время одного из налетов это кафе было разрушено до основания, и под его развалинами было погребено множество людей. Но на следующий день несгибаемые (и в то же время склонившиеся перед неизбежным) люди пришли выпить свою кружку пива в соседнее кафе – «Ла-Гранха-дель-Энар» на улице Алькала, как раз напротив того места, где она пересекается с улицей Гран-Виа, – хотя знали, что с этим кафе может случиться то же самое".
ilkin: (OZ)
Вчера забрала первую партию книг из квартиры, которую будет продавать подруга. Так совпало, что там много как раз тех книг, которых у меня нет и от которых мои жадные руки не в силах отказаться. Только ставить их определенно некуда. Пока громоздятся на стуле. Можно было бы и пару книжных шкафов перевезти, но и их приткнуть совершенно некуда. Как говорится, все не тик-так.
ilkin: (Страх и трепет)
Я, разумеется, уже не помню, какие именно книги и фильмы формировали мое представление о мужчинах и женщинах, о взаимоотношениях полов, о борьбе женщин за свои права и так далее. Но два художественных произведения, несомненно, произвели на меня в детстве очень сильное впечатление и были заботливо уложены в тот рюкзачок, что я таскаю с собой всю жизнь.

текст и три видеофрагмента )
ilkin: (OZ)
"Он отвернулся от режиссера и спотыкаясь ушел с балкона. Мы с Крипсом сделали невольное движение, чтобы остановить его, но поздно: как ошалелый и полуослепший бык, он налетел на скамейку у рояля, опрокинулся через нее - с подогнутыми коленями и умоляюще вытянутыми руками, словно его подстрелили сзади, - и рухнул на клавиатуру под гром диезов и бемолей; мгновение он лежал на клавишах подобно какому-то растерзанному и обезумевшему виртуозу, потом со стоном сполз на пол, рука протащилась по клавишам в залихватском глиссандо". 

Profile

ilkin: (Default)
ilkin

July 2017

S M T W T F S
      1
2345678
91011121314 15
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags