ilkin: (обнималки)
 Наконец-то увидела и услышала женщину, чья книга оказала на меня сильнейшее влияние (и стала настольной) и чье имя я вспоминаю ежедневно - в буквальном смысле слова.
Извините за пафос :)
ilkin: (стул)
 Похоже, стилистические разногласия становятся для меня важнее идеологических (или мировоззренческих, это слово получше будет).. Ну, или, по крайней мере, они практически сравнялись по степени важности.
И это, я вам скажу, тяжко.
ilkin: (Страх и трепет - Амели)
Антидепрессант в сочетании с правильной книжкой творит чудеса. Хотя мне хочется верить, что это именно правильная книжка творит чудеса, а антидепрессант ей только чуть-чуть помогает :)

--------

Я много чего наслушалась за жизнь. Еще в детстве учительница музыки припечатала: "Не боец".
А потом было как отвратительно высокомерное "если человек ничего не добился к тридцати годам, он не может считать себя личностью" от случайной знакомой, так и "ты даже не нуле, ты в глубоком минусе" и "если вы не можете этого добиться, значит, на самом деле не хотите" от людей, чье мнение мне важно. И эти последние - чье мнение важно - разумеется, были правы. Только вот они это роняли между делом и шли себе дальше своей правильной дорогой. А я поружалась в депрессию еще глубже, чем до этого.
Я бы хотела дать им совет, да вряд ли они меня услышат (даже если прочтут): не говорите такого, не надо, а если говорите, то попробуйте объяснить, как выбраться из минуса и как хотеть по-настоящему. Дайте совет, а не выносите вердикт. Если уж поставили диагноз и объявили его человеку, то уделите ему немножко внимание, станьте ненадолго психотерапевтом (или хотя бы посоветуйте сходить к настоящему), как минимум, на книги какие-нибудь наведите. А если не знаете это самое как (потому что так счастливо все сложилось, что сразу пошли по правильной дороге и переделывать себя не пришлось), то... наверное, лучше вообще ничего подобного не говорить.
Прошу прощения, если кого-нибудь обидела.
ilkin: (стул)
В ФБ что-то провякала, а здесь уже сил нет :((
Только -



ilkin: (зонтик)
Никогда не была поклонницей этой расхожей пушкинской цитаты: "Я, конечно, презираю отечество мое с головы до ног — но мне досадно, если иностранец разделяет со мною это чувство". (Тем паче, что дальше-то: "Ты, который не на привязи, как можешь ты оставаться в России? если царь даст мне слободу, то я месяца не останусь".) Да и сейчас не стала. Что-то шевельнулось сегодня в душе неприятное, что и заставило вспомнить эту цитату, но - отогнала, отмахнулась.
Зато сформулировала следующее. Я считаю, что гражданин страны (живущий в ней долго и постоянно) просто обязан относиться к ней критично, какой бы прекрасной она ни была, чаще переживать и говорить о недостатках и проблемах, чем гордиться достоинствами и достижениями, даже если последних намного больше. Самолюбование не красит ни человека, ни страну. И я убеждена - самолюбование отбирает право критиковать других, какими бы ужасными они ни были.
ilkin: (руки)
Статья Дмитрия Губина на Росбалте (http://www.rosbalt.ru/blogs/2015/11/09/1459154.html)
Ну просто ВСЕ сказано!

Копирую полностью... )

И вот этого конкретного автора я лично сегодня же поддержу рублем - поучаствую в краудфандинге.
ilkin: (обнималки)

Один из тех текстов, которые написала б сама - если б умела. Спасибо автору.

Достать белил и плакать

Мне, наверное, везет с кругом общения, потому что слово "чернильница" я узнала только на прошлой неделе. В комментариях к статье о девушке, которую сейчас судят во Вьетнаме за контрабанду наркотиков, ее называют "чернильница" — в переносном смысле, конечно, а не в том, в котором Ленин ее слепил из хлебного мякиша. Семья девушки, в оправдание обвиняемой, утверждает, что ее подставил бойфренд-нигериец. И вот в комментариях пишут: "подставил, не подставил, неважно; так ей и надо, чернильнице". То есть той, которая занималась сексом с чернокожим мужчиной.

Я думала раньше, что расистским линго меня не удивить. Но "чернильница" – это что-то такое особенно мерзкое, прямо отсылающее к еще свежим ранам западного мира. В южных штатах Америки в середине прошло века была распространена практика линчевания темнокожих мужчин, когда их заставали за сексуальным актом с белой женщиной. У разъяренной толпы не было ни малейшего желания разбираться: было ли там действительно изнасилование, или женщина вынесла свою страсть за пределы собственной расы осознанно и по любви. Потому что темнокожий человек считался хуже, чем белокожий, почти животным, и оттого не способным на то, чтобы заниматься любовью ради нежности – только как хищник, насильно. А женщина считалась не человеком, способным распоряжаться своим телом, а лишь пассивным объектом.

Получается, что вроде как можно быть, например, чеченкой и достойным человеком, но при этом обязательное условие – не проецировать на себя, когда вокруг говорят о том, что "черные достали"

Не могу сказать, что за долгие годы это отношение сильно изменилось, несмотря на борьбу за гражданские права. И вот "чернильница" – ровно об этом. Этот термин нивелирует акт нежности, страсти или любви к человеку африканского происхождения, делая из него что-то низкое, нечеловеческое, обладающее способностью испачкать, замарать. В этом и есть как раз самая сокрушающая сила и ужас расизма: он лишает тех, на кого направлен, права быть человеком, таким же, как другие люди.

Кстати, термин "чернильница" также применяется к женщинам, которые занимались сексом с мужчинами из кавказских регионов. Изучая вопрос расизма в литературе, я столкнулась с довольно распространенной темой в американской литературе: так называемые романы passing (по-русски точно их назвать будет, наверное, "романы о тех, кому удалось сойти"). То есть о людях смешанных рас, при этом внешне выглядящих белокожими, которые по тем или иным причинам решили позиционировать себя белыми, пресекали общение со своей темнокожей семьей, уезжали далеко от дома, навсегда прощались с друзьями, чтобы ничто их не могло выдать. Это очень распространенная тенденция и вне литературы: действительно, люди, у которых была возможность сойти за белых, часто ей пользовались. И вряд ли получали за это осуждение со стороны других людей смешанных рас или афроамериканского сообщества.

Примеры такие встречаются и в современности, хотя больше невинные: когда человек выглядит белым и просто не находит случая афишировать свою этническую принадлежность. Например, это известные актеры Вин Дизель и Дуэйн "Скала" Джонсон. В России такие истории тоже были: самый известный случай – это, конечно, Александр Пушкин. Понятное дело, что мотивы идентифицировать себя белым у поэта – к слову, рожденного в дворянстве, – в данном случае были совершенно другими. В Российской империи, где рабами из Африки могли владеть только совсем уж избранные, вообще было слишком мало темнокожих, чтобы четко вырисовался расовый вопрос. Но вот американцы смешанных рас, которые сознательно называли себя белыми, делали это чаще всего потому, что цвет их кожи (пусть даже неочевидный) всегда являлся препоной и клеймом. При стечении разных факторов они могли достигнуть успеха, стать учеными, разбогатеть, но все равно на них смотрели словно сквозь цветную призму, расценивая как очередных темнокожих, вырвавшихся из древнего мрака и сумевших сделать все "как белые люди".

В сегодняшней России африканцев все больше и больше, отчего расовый вопрос становится все острее.

В одной из самых примечательных книг о тех, кому удавалось сойти за белых, в романе "Автобиография бывшего цветного человека" Джеймса Уэлдона Джонсона, главный герой, который сам лет до 12 не знал, что он черный, принимает решение не стыдиться своей расы и стать великим афроамериканским композитором эпохи рэгтайма. Но потом, увидев, как линчуют другого темнокожего, которого задержали во время полового акта с белой женщиной, меняет свое решение и остаток жизни проводит, притворяясь белым. Он понимает, что с тем чернокожим, пьяницей и бездомным, у него нет ничего общего, кроме цвета кожи, но в трагической ситуации именно это обстоятельство будет единственным важным и играющим роль фактором.

Хотя прошло много лет, ситуация повторяется, когда в тех же Соединенных Штатах полицейские или "дружинники" застреливают очередного афроамериканского подростка, потому что он в куртке с капюшоном и по типажу чисто бандит. Или когда в дорогом швейцарском бутике американской телеведущей Опре Уинфри, самой влиятельной женщине в мировых медиа, отказываются показать сумку из крокодила за десяток тысяч евро: не могут даже предположить, что она достаточно богата и сможет себе такую покупку позволить.

В сегодняшней России африканцев все больше и больше, отчего расовый вопрос становится все острее. Но его главная суть тем не менее не в отношениях между людьми с белой кожей и людьми с черной кожей (хотя я ни в коем случае не хочу умалить трагизма существования африканца в России). Гораздо актуальнее вопрос о взаимоотношениях между белыми россиянами и среднеазиатами, и белыми россиянами и, в общем-то, тоже белыми россиянами, но чеченцами и дагестанцами, и не россиянами, как, например, азербайджанцами, которые, по сути, той же расы, и порой даже бледнее, но – вот уж штука – темноволосы.

Читая "Автобиографию бывшего цветного человека", я не могла отделаться от ощущения, что все описанное, – разве что за вычетом линчеваний и рабства, которые в России пока остаются на подпольном уровне, – это и про мою родину тоже. В копеечных книжках, популярных на юге США в начале XX века, чернокожих описывали неряшливо одетыми, грубыми, неграмотными, неспособными загасить животные инстинкты. Так их и продолжали (возможно, даже не испытывая к ним ничего нарочито плохого) видеть белые читатели. Точно так же в популярной телепрограмме "Наша Раша" уроженцы Таджикистана Равшан и Джамшуд представлены как глупые, ничего не понимающие, едва говорящие по-русски жалкие людишки. Иногда появляются субтитры, которые будто бы переводят лепет Равшана и Джамшуда на родном языке как интеллектуальный разговор о философии. И белый зритель смеется еще пуще, потому что крепко убежден: таджики, люди белым не равные и почти животные, на такое не способны. Ну как если бы ручной пудель заговорил бы вдруг о музыке Бетховена. Ха-ха-ха.

То же самое – с остальными, теми, кто не вписывается в светловолосую среднерусскую парадигму: азербайджанцы, конечно, все как один говорят, "слюшай, да!", а чеченцы и дагестанцы все как один бандиты. Этот набор стереотипов для россиянина, считающего себя славянином, единственная правда о тех, кто стоит ниже, если не в пищевой пирамиде, то пускай в иерархии. И когда человек, будь он таджик, азербайджанец или чеченец, достигает успеха, зарабатывает деньги и уважение, например, спасает людей от смерти, являясь гениальным хирургом, его обычно считают оправданным. Потому что он как будто бы перешел из "низшей" расы или из "низшего" этноса, на более высокую ступень развития, и теперь о нем можно судить как о "нормальном белом" человеке. Так же обычно оправдывают свой расизм люди, которые заводят песни "эти таджики по-русски ни бе, ни ме" или "куда ни глянешь – одни черные". Мол, это они о плохих, глупых, опасных говорят так, а вот их друг-узбек – уважаемый врач и вообще душка, а жена племянника – совсем и не скажешь, что чеченка.

Получается, что вроде как можно быть, например, чеченкой и достойным человеком, но при этом обязательное условие – не проецировать на себя, когда вокруг говорят о том, что "черные достали". Потому что достойная чеченка уже не может считаться чеченкой. Она играет по "белым", "русским" правилам, и сама становится "белой" и "русской". Кто-то в такой ситуации просто двигается по течению, даже если это ему и не по нраву. Кто-то, наоборот, с радостью соглашается и уже сам начинает шутки о "черных". И я думаю: наверное, мои внуки будут читать романы о том, как в России кому-то удавалось сойти за "белых", хотя и не смогут понять, что же такое эти "белые" представляли собой.


Катя Казбек – феминистка, ЛГБТ-исследователь, слушатель магистратуры Колумбийского университета

Отсюда: http://www.svoboda.org/content/article/26592602.html#hash=popupRepublish




ilkin: (стул)
Интересно, а правда ли, что российские войска на границе с Украиной были покрашены в миротворческие цвета? Скорее всего, утка, но в любом случае "миротворческий" вариант наверняка рассматривался. Но не получилось.
А вот с нами когда-то получилось. Россия вдохновляла абхазский сепаратизм, Россия прислала и военную технику (она словно из воздуха вдруг появилась), и тех, кто этой техникой управлял. Россия выступила посредником при заключении перемирия между грузинской и абхазской (а на самом деле российской же) сторонами, перемирия, в которое поверили, которое всерьез восприняли - себе на беду - грузины. Поверили, разминировали дороги и отвели всю тяжелую технику. Так состоялась великая "абхазская" победа. После чего появились российские "миротворческие" войска.
Это был 93 год, между прочим. Никаким Путиным еще и не пахло. Это просто Россия, как она есть. Уж извините.
К сожалению, тогда я этого не понимала.
До этого я вообще была ярой русофилкой, сторонницей абхазской независимости, о присоединении к России не думала, но, наверное, не была бы против. То бишь была дура дурой, вроде нынешних сторонников так называемых ДНР и ЛНР. Написала - и аж вздрогнула от собственного сравнения.
Это "перемирие" кое-что изменило. И то, как мой отец сидел в кукурузе и смотрел, как поджигают его дом, а потом шел через перевал, замотанный в одеяло. И то, как на глазах моих маленьких двоюродных сестер сбили самолет, в который им просто не удалось влезть. И мой, моих деда и прадеда, сгоревший дом, единственный дом в моей жизни. И тоскующая до сих пор мама, у которой там осталась вся ее жизнь.
Никто не был белым и пушистым в том конфликте. Много чего могут друг другу припомнить. Но грузины за свою вину расплатились. Абхазы... ну, насколько я знаю, доставшиеся им грузинские дома, в которых можно разместить российских отдыхающих, все-таки не принесли новым хозяевам большого счастья.
И только наш вечный "миротворец" цветет и пахнет на весь мир.
ilkin: (Страх и трепет - Амели)
Тексты Бабченко стали для меня обязательными к прочтению...

Оригинал взят у [livejournal.com profile] starshinazapasa в Сначала было дело


В личку в последнее время приходит очень много писем: Аркадий, напишите о людях - что они думают, их истории, их судьбы, за кого голосовали, чего хотели, зачем они здесь. Пришло и несколько предложений от СМИ написать об этом.
СМИ, почему-то, особенно любят эту патоку.
Друзья мои. Я не буду об этом писать. И сейчас объясню, почему.
На войну люди идут каждый по своим причинам.
Одни - за единую Украину, демократическое государство, европейсике ценности, нормальную жизнь и все хорошее против всего плохого.
Другие - за Великую Россию, спасение русских от проклятых фашистов, объединение русских земель, бей правый сектор спасай страну, и тоже, в общем-то, за все хорошее против всего плохо.
И те и те идут за свои идеи.
Через три недели в окопах эти идеи оказываются уже на десятом месте.
Через три недели происходит перелом.
И ты воююешь - а) потому что так вышло и ты уже здесь (какова бы мотивация не была изначально) , б) потому что так оно все закрутилось и надо воевать, в) за себя и- г) за того парня, который рядом.
Последняя мотивация - пожалуй, одна из самых сильных.

Read more... )


ilkin: (руки)
По-моему, замечательно. Исчерпывающе.

Оригинал взят у [livejournal.com profile] ludmilapsyholog в Дорогие патриоты
К вам обращаюсь я, друзья и недрузья мои, к вам, неустанно продолжающим сыпать комменты в посты недельной давности.
Я понимаю, вам сейчас тяжело. Что-то пошло не так.
Но, может быть, имеет смысл использовать паузу в событиях, чтобы немного поразмыслить спокойно?
Вот о чем.
Я получила тысячи комментов с одинаковым примерно содержанием: "Россия должна показать зубы. С нами должны считаться. Мы должны защитить свои интересы. Все должны понять, что мы великая страна, и ноги о нас вытирать не получится. А где вы были, когда так же делала Америка? Почему США все можно, а нам нельзя? " и т. д. и т. п. Это я пересказываю вежливо и самую суть.

Так вот. Если можно, я сегодня по-простому, без высших ценностей и прочих красивостей. Последние дни так вымотали нервы, что хочется как-то по кратчайшей траектории.
Дорогие мои. Ответ на вопрос, "почему США можно, а нам нельзя" очень простой.
Просто потому, что США - сильная страна. А Россия сегодня - слабая. И слабеющая все больше.
Вам может очень не нравиться этот факт, мне он тоже, поверьте, не нравится. Но это факт.

Read more... )
ilkin: (Страх и трепет - Амели)
Честно говоря, меня раздражают словосочетания вроде "братоубийственной бойни". Я понимаю, что многие жители России сами родом из Украины, у очень многих там есть родственники и/или друзья. А у меня вот нет. Меня лично с Украиной вообще ничего не связывает, я там даже не была ни разу. И если все переживания только из-за того, что речь идет о "братьях по крови", то какого лешего я пошла на антивоенную акцию вчера и собираюсь идти в субботу? Вопрос "крови" мне малоинтересен.
Но в России это, похоже, ужасно важный вопрос - для всех. Может, именно поэтому в августе 2008-го большая часть нашей "прогрессивной общественности" либо молчала, либо подпевала власти? "Ларысыванну хачу", - вот что такое для России Грузия (я больше не могу смотреть "Мимино"). То есть в лучшем случае - забавные эти грузины, конечно, но никак не братья. А раз не братья, то можно. Но именно из-за того "можно" теперь уже приходится переживать о "братоубийственной бойне".
Нельзя одной стране вторгаться в пределы другой страны, будь то Украина, Грузия, Финляндия или Казахстан. И, если в субботу все еще будет необходимость выходить на протестную акцию, я пойду туда не потому, что во мне немало славянской крови, и не потому, что я грузинская беженка из Абхазии, а именно потому, что такое делать нельзя в принципе.
ilkin: (руки)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] nazavzhdy в Завтра в Петербурге - народный сход против войны с Украиной. 2 марта, 14.00, Исаакиевская площадь.
Прошу распространять! Завтра в Петербурге - народный сход против войны с Украиной.
Воскресенье, 2 марта, 14.00, Исаакиевская площадь. Всероссийская акция.

ilkin: (Психо-он)
Странно. Я ведь уже двадцать лет - с того самого "перемирия" в Абхазии - знаю, что представляет собой страна, в которой я живу. И с тех пор не раз убеждалась, что - да, все то же. Та же подлость и та же наглость.
А все равно каждый раз изумляюсь.
И - я не оговорилась. Не "государство", а именно "страна". Потому что большинство это поддерживает. Лет этак десять назад, когда Абашидзе бежал из Аджарии и стало ясно, что взбаламутить республику не удалось, мой друг, этакий типичнейший россиянин сказал мне (отлично зная, что говорит с беженкой из Абхазии, зная и даже сочувствуя) с нескрываемым торжеством: "Так уж и быть - пусть Аджария остается вам. Но Абхазия и Осетия - на-аши!". До августа 2008-го оставалось около пяти лет.
Мы можем, конечно, считать, что это телевизор оболванивает население, что они верят в страдающих осетин, абхазов, русских (кто там еще был и кто еще будет?), но на самом деле большая часть не так наивна. Они все понимают. Они подмигивают и ухмыляются: эк мы лихо, эк мы ловко! И потирают с торжеством руки: "Будет на-аше!".
ilkin: (стул)
Вот она, родина. К сожалению, такой я ее и запомнила. И другой у меня уже не будет. Можно, конечно, вспомнить что-то мирное-милое-детское-уютное, но все воспоминания отдают горечью, потому что все это было скомкано, истоптано и сожжено, и забыть об этом не получается. И оставаться спокойной не получается - каждый раз, когда вижу хронику тех лет.
В 7.21 кадр, из-за которого я даже мать вынула из постели: "Это наш дом? Посмотри! Это же наш дом?!". В итоге пришли к выводу, что нет, не наш. Очень-очень похож, но вот куста этого - не было. Впрочем, какая разница...



Видео позаимствовала вот здесь.
ilkin: (OZ)
В городе, где я хотела бы жить, не должно быть никакого снега и льда. И никакой жары. Там не должно быть зимы и лета. Совсем. Вечная осень или, на худой конец, весна. За снегом я поеду куда-нибудь, если вдруг заскучаю (но я нескоро заскучаю). За жарой не поеду точно.

Ну, и хорошо бы, чтобы там где-нибудь рядом дышал океан. Или волновалось море. Или плескалось озеро. Рек мне мало, в городе они для меня своеобразная архитектурная деталь, не более. С рекой не поговоришь. И лезть в нее мне, выросшей на Черном море, даже в голову не придет.

Город, в котором я хотела бы жить, не должен быть ни гигантским, ни маленьким. В гигантском можно всю жизнь прожить и так и не исходить его вдоль и поперек, а в маленьком ты весь на виду, все тебя знают, всё о тебе знают, даже то, чего ты сам не знаешь.

Хотелось бы, чтобы там было метро, потому что метро я люблю. И трамваи, их я тоже люблю. И много-много двухэтажных домов с садами и садиками. Но небольшое количество небоскребов где-нибудь не в том районе, где я буду жить, тоже пусть будет. Я к ним буду приходить и смотреть, задрав голову, как они врастают в небо.
ilkin: (OZ)
Лет этак десять назад дочь мечтала о большом доме, в котором с ней вместе будут жить собака, лошадь и обезьяна. Перечисленные животные меня вполне устроили, и я спросила, не найдется ли и мне местечко в этом большом доме. "Да-да! - отликнулся ребенок. - Ну... если доживешь, конечно".



В ту пору я не мечтала о каком-то новом доме, я еще оплакивала свой старый, утраченный дом. А теперь вот мечтаю. Пусть он будет не большой. Но желательно двухэтажный, чтобы шастать туда-сюда по лестнице. И чтобы на окнах были ставни. И небольшой запущенный садик тоже хотелось бы. Без лошади и обезьяны я как-нибудь обойдусь, а вот собака не помешает точно. Большая и лохматая. Вероятно, ньюф. Точно - ньюф. Должен же кто-то скрасить мою старость, потому как внуков мне категорически не обещают.



Но вот дочь уже не мечтает о доме. По ее мнению, небольшой квартирки вполне достаточно. Мечты наши движутся явно в разных направлениях, и это грустно. Потому что нам с ньюфом в небольшой квартирке местечка точно не найдется. К тому же там не будет лестницы, и ставни на окна квартир тоже не ставят, так что не больно и хотелось.

Profile

ilkin: (Default)
ilkin

July 2017

S M T W T F S
      1
2345678
91011121314 15
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags